Патриарший экзарх Африки: Русская Православная Церковь рассмотрит присутствие в каждой из 54 стран континента

Визит митрополита Клинского Леонида в столицу Египта Каир, состоявшийся через месяц после поездки в Уганду, был ознаменован его первым богослужением на африканской земле в статусе Патриаршего экзарха Африки. Оно было совершено в предоставленном Патриаршему экзархату в качестве подворья коптском храме великомученика и чудотворца Мины и папы Кириллоса VI («Мар-Мина») в Гизе. Во время встречи с главой Центрального управления Высшего совета по исламским делам Египта шейхом Нуреддином Канави митрополит Леонид сообщил, что и в Москве появится коптское подворье. Подводя итоги поездки, Патриарший экзарх Африки рассказал в интервью РИА «Новости» о перспективах отношений Русской Церкви с Коптской, а также с другими древневосточными Церквами, и о развитии присутствия экзархата на Черном континенте.

— Владыка, во время поездки вы упоминали об обмене подворьями с Коптской Церковью. Появятся ли новые подворья экзархата в Африке в тех странах, где активны другие древневосточные Церкви, например, в Эфиопии или Эритрее?

— Естественно. Подобные вопросы мы будем рассматривать. Мы начали именно с административной части в Уганде, далее мы переместились на север Африки в Каир, здесь мы получили в наше полноценное пользование подворье с храмом великомученика Мины и соответствующие площади, которые позволят нам на первом этапе нашего присутствия совершать богослужения и заниматься администрированием. Кроме всего прочего, будут вестись переговоры о выделении земли под строительство административного комплекса. Что касается других пятидесяти с лишним стран африканского континента, то по мере увеличения там мы будем рассматривать свое присутствие. Мы будем цельно рассматривать каждую страну в отдельности, чтобы не тратить лишние ресурсы. Прежде всего человеческие.

— Есть ли планы обмена делегациями с Церквами, не только посещения иерархов, но и, например, взаимные монашеские паломничества?

— Есть комиссии, которые работают и с эфиопами, и с маланкарцами, и с коптами. Из трех этих комиссий сопредседателем двух являюсь я. Конечно, такие контакты будут продолжены: они необходимы, они существенно влияют на расстановку сил и баланс интересов межсоборного общения. Это хороший задел на будущее и для молодежи, потому что есть возможность познакомиться с исторической доктриной развития иной Церкви. Я считаю, что это очень хороший опыт, на который стоит обращать большое внимание.

— Значит, рассматриваются и молодежные образовательные программы?

— Да, и молодежные образовательные программы. Вы были на наших встречах, слышали, что ряд студентов из других стран уже направлен и обучается на территории Российской Федерации. Некоторые студенты пребывают и проходят глубокие стажировки на площадках Коптской Церкви.

— Известно ли уже, какой храм будет передан Коптской Церкви в Москве?

— Мы сейчас не можем говорить, будет ли это храм, территория под постройку, или что-то еще. Это — компетенция не моя, а Святейшего Патриарха и Священноначалия Русской Православной Церкви.

— Такие тесные отношения с Коптской Церковью ставят вопрос и о богословском, и о литургическом диалоге. Может ли в какой-то форме рассматриваться совместная молитва и сослужение с представителями Коптской и других древневосточных Церквей?

— Нет, на сегодняшний момент, исходя из нашего исторического бэкграунда, естественно, ни о каких евхаристических и молитвенных отношениях мы не можем говорить. Но еще раз повторю: ведется сложный, уже многолетний догматический диалог. Этот вопрос должен рассматриваться специалистами — догматиками, литургиками, специалистами по каноническому праву — теми людьми, которые очень хорошо в этом разбираются. Потому что вы сами понимаете: прошедшие 16 веков наложили определенный отпечаток.

Но опять же, я, не стесняясь, говорю: ключевыми партнерами для нас являются и Коптская, и Эфиопская Церкви. У нас много социальных, гуманитарных, христианских, человеческих программ, в которых с обеих сторон мы видим позитивные отношения и результаты.

— В конечном итоге, видимо, такие вопросы Церковь должна решать соборно?

— В том числе, конечно. Это — не компетенция экзарха.

— Вы упоминали о возможности появления новых епархий в Африке. По вашим прогнозам, где с развитием экзархата может появиться необходимость в них?

— Давайте пока не будем забегать вперед. У нас на сегодняшний день синодально оформлены Северо-Африканская и Южно-Африканская епархии. В дальнейшем, конечно, если мы будем развиваться такими темпами, какими мы развиваемся пять месяцев, у нас встанет вопрос по западу и по востоку, но это — перспектива, это будущее. В любом случае, решение об этом будет приниматься Священным Синодом и Святейшим Патриархом. Опять же, исходя из целесообразности, необходимости и перспективы.

— Сейчас обеими африканскими епархиями фактически управляете вы. Ожидаются ли в ближайшее время решения Священного Синода о назначении второго архиерея? Может ли это быть коренной житель Африки?

— Я не могу комментировать то, что решает Святейший Патриарх, и то, что выносится на рассмотрение Священного Синода. Насколько я могу предполагать, по логике вещей — создан экзархат, созданы епархии, они должны управляться архиереями. Исходя из этого, мы понимаем, что рано или поздно епископ будет назначен.

РИА «Новости»/Патриархия.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.