Курган добра, тепла и счастья

В Курганской области минувшим летом уродился отменный кишмиш. Привычная для Средней Азии разновидность винограда за Уралом по климатическим нормам вызревать вроде бы не должна. Садоводы ее здесь сажают в качестве декоративной культуры, да и плоды она обычно дает малюсенькие — примерно как дикий виноград. Этим же летом 42-градусная жара стояла в регионе несколько недель, и урожай курганский кишмиш (как, впрочем, и другие сорта) выдал знатный. Для Курганской епархии 2021 год тоже стал урожайным на добрые дела, знаковые свершения и долгожданные достижения. Статья опубликована в «Журнале Московской Патриархии» (№ 12, 2021, PDF-версия).

Александровские дни

У возвышающегося над центром города Александро­-Невского кафедрального собора в этом году двойной юбилей. Помимо 800-летия со дня рождения святого благоверного князя, в декабре здесь готовятся отметить три десятка лет с момента возобновления богослужений в старинном храме — хронологически третьем по счету в исторической черте города.

«Фактически построила его семья купца Дмитрия Смолина, который и стал первым старостой общины, — рассказывает прихожанка Александро-Невского собора историк Ольга Бабушкина. — Сам он до освящения в 1902 году не дожил, строительство завершали его сыновья, а по дореволюционной страховой ведомости семейство Смолиных потратило на все работы 30 тысяч рублей из 31 тысячи общей сметной стоимости».

Богоборческий разгул не пощадил здание: весной 1930 года с церкви были сброшены кресты и колокола, а летом по кирпичику разобрали купол и колокольню. В обезглавленном храме в разное время располагались вещевой склад курганского 32-го лыжного полка, спортивный клуб и подразделение Высшей партийной сельскохозяйственной школы. После войны в алтаре открылся планетарий, а в остальных помещениях обосновался областной краеведческий музей. «Сорок лет он располагался здесь, — продолжает Бабушкина. — А в 1991 году, когда его вернули Церкви, многие горожане стали здешними прихожанами…»

В тот момент кафедры в Кургане еще не было, а территория области входила в Екатеринбургскую епархию. Многие будущие клирики, говорит благочинный церквей города Кургана протоиерей Михаил Кучеров, вышли из здешней воскресной школы: «Сейчас фактически на каждом из 14 приходов церковного округа есть воскресная школа, а тогда она в центре областной столицы была единственной». Воцерковлялись курганцы и иначе. «Поначалу посещал богослужения как обычный прихожанин, многого не осознавал, — вспоминает ключарь кафедрального собора протоиерей Владимир Лобов. — Когда серьезно пошатнулось здоровье, мне посоветовали записаться на соборование. После этого таинства я, пожалуй, и задумался серьезно о своем отношении к вере и к Церкви Христовой. В 2000 году стал алтарником, а пару лет спустя состоялась моя священническая хиротония…»

«Первая волна энтузиазма, присущая общинам 1990-х годов, конечно, спала, но осталась неподдельная любовь, которую ощущают все наши прихожане, — считает пенсионерка Ирина Зуева. — Как, наверное, большинство людей из нецерковной среды, в храм я пришла, столкнувшись с серьезными жизненными трудностями. Тяжело заболел муж-военнослужащий, и в церковь я не пошла — полетела, как к последнему приюту. Взаимная молитвенная помощь, которая по традиции практикуется среди прихожан, буквально несет тебя по жизни. Долгое время моей наставницей в приходских делах была одна из первых прихожанок Нина Сундукова, так вот, ее молитвенную поддержку я чувствовала почти физически. А со святым благоверным князем Александром Невским у меня, если можно так выразиться, особые отношения. Мой папа крестился в день его памяти 6 декабря, а сын с семьей живет в Санкт-Петербурге и всех своих детей крестил в Александро-Невской лавре».

О каком наставничестве упомянула Ирина Арнольдовна? Дело в том, что приходской костяк — около трех десятков человек в основном прекрасного пола — издавна несет на своих плечах основные заботы по хозяйственно-­техническому содержанию собора и прихрамовой территории: уборку, прополку грядок, уход за цветниками и т.д. Прочной приходской традицией в этом сплоченном коллективе стала взаимная молитва друг за друга, а опытные члены общины поначалу опекают новичков, помогая им ориентироваться на богослужении и во внебогослужебных делах прихода. «Именно на этих нехитрых послушаниях я оценила, как внимательны здесь к каждому человеку. Пожалуй, поэтому я могу назвать Александро-Невский собор своим вторым домом», — рассуждает прихожанка Елена Девятовская.

Воскресная школа при кафедральном соборе встречает свое 30-летие в новом статусе. Вокруг нее сформировался полноценный епархиальный культурно-просветительский центр, а главное достижение юбилейного года — новоселье в бывшем фабричном корпусе на улице Пичугина, несколько раз за последние годы в силу сложных обстоятельств субъективного толка переходившего то в одни, то в другие руки. Теперь Церковь в лице Курганской епархии — полноценная хозяйка на одном из этажей. В начале сентября группы на новый учебный год только формировались. Рабочие монтировали книжные стеллажи для епархиальной библиотеки, которая будет размещаться по соседству с воск­ресной школой. В одном из помещений занимались дети — под руководством заслуженной артистки РФ коренной курганчанки Ольги Манус сезон открыла студия художественного слова.

«Вдобавок к традиционным для общецерковного образовательного стандарта дисцип­линам воскресной школы — истории религии, церковному пению, Закону Божию, уставу (для разных возрастных групп) — наша школа давно и успешно расширяла образовательные программы, — рассказывает заместитель директора культурно-просветительского центра Геннадий Горохов. — Мощно у нас, к примеру, представлено направление различных творческих мастерских (декоративно-прикладного творчества, вокала, рисования), причем для ребят все занятия абсолютно бесплатны. В рамках недавно полученного гранта запускаем обучение экологии среды обитания человека. Конечно, при такой широте образовательного спектра к нам приходят и невоцерковленные дети. Поэтому, чтобы не размывать статус воскресной школы, обучение основным церковным предметам у нас обязательное. Но и программы по остальным дисциплинам также строятся в соответствии с традициями православного просвещения. Например, резьбу по дереву у нас преподает священник, который блестяще использует учебное время для миссионерских бесед».

Большая радость к началу учебного года пришла и в единственную православную школу Кургана, также носящую имя святого благоверного князя Александра Невского. В этом году учебное заведение впервые получило лицензию на ведение обучения по программам полного среднего образования (раньше здесь обучали по девятый класс включительно). Вот только здание бывшей двухэтажной вечерней школы, помнящее еще, наверное, войну с Наполеоном, для современного образовательного учреждения не подходит ни морально, ни физически. Конкурса в Православную школу во имя святого благоверного князя Александра Невского в этом году не было — отчасти потому, что емкость изношенных помещений и так уже превышена многократно, да к тому же нет в стареньком строении ни столовой, ни спортзала, ни мастерских, и приходится прибегать к помощи соседних школ, пользуясь их материальной базой. И вот, наконец, на пустыре по Половинской улице выделен земельный участок для строительства нового корпуса.

«Проектная емкость — сто учащихся, притом что сейчас в десяти классах у нас 68 учеников, — радуется директор Анатолий Додонов. — Важно, что в епархии есть готовый профинансировать строительство благотворитель, а проектно-сметная документация у нас на последней стадии согласования». В проекте нового здания предусмотрен и домовый храм — сейчас его в школе тоже нет, и коридор на утренних молебнах с трудом вмещает всех учеников. Ну а пока на пустыре школа проводит спортивно-познавательный праздник «Александровские дни».

Сквер милосердия

Центр гуманитарной помощи «Милосердие» при храме Порт-Артурской иконы Божией ­Матери на улице Ястржембского может послужить примером и для многих подобных столичных площадок, не говоря уж о провинциальных. Помещения под него Церкви выделило ­Научно-производственное объединение «Курганприбор». На длинном этаже заводского здания места хватило для множества социальных проектов центра: швейной мастерской со скорняжной машинкой, где всех желающих бесплатно обучают премудростям этих ремесел; спортзала Казачьего клуба «Станица»; музея «История милосердия»; комнаты отдыха для малышей и клуба «Неувядаемый Цвет» для лиц солидного возраста (два последних — в основном для прихожан Порт-Артурского храма)… Их всех курирует приходское сестричество милосердия во имя преподобномученицы Елисаветы. А в центре этой благотворительной экосистемы — склад гуманитарной помощи, созданный при епархиальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению, которым, в свою очередь, заведует настоятель храма протоиерей Владимир Алексеев.

«Среди наших постоянных подопечных примерно полтысячи семей, — рассказывает отец Владимир. — На регулярной основе сотрудничаем с организациями, давно и прочно зарекомендовавшими себя на ниве церковной благотворительности. Это «Глория Джинс», Фонд продовольствия «Русь». За четыре последних месяца выдали нуждающимся больше 40 тысяч единиц одежды».

Уходящие вдаль стеллажи аккуратно подписаны: «женская одежда», «сангигиена», «продукты». Даже на самых мощных церковных складах редко встретишь спектр гуманитарных товаров подобной широты. На нижних рядах можно увидеть готовые к выдаче инвалидные и детские коляски, в отдельном углу аккуратно сложены наборы первоклассника: живущие в областной столице малоимущие семьи их уже получили, а из районов доехали пока не все. Управляется с этим несметным богатством ­одна ­заведующая (сестра милосердия) плюс квартет волонтеров. Еще, правда, к сортировке товара подключают самих подопечных — сначала предлагают потрудиться, а уже потом приглашают расписываться за полученные товары. «Первичную помощь оказываем всем обратившимся, затем уже беседуем с получателями, проверяем, в какой степени и в чем именно нуждается пришедший», — добавляет отец Владимир.

За отдельным столиком сестра милосердия Наталья Архипова готовится к завтрашнему объезду многодетных семей Кургана: предстоит развезти комплекты по десяти адресам, сейчас эти наборы формируются. Разумеется, отлаженное функционирование столь затратного объекта не обходится без сторонней финансовой поддержки: центр гуманитарной помощи задействует средства целого набора грантов — как региональных, так и федеральных. А вот к зданию по улице Ястржембского съезжаются добровольческие экипажи, участвующие еще в одном грантовом общеепархиальном проекте под названием «Сквер милосердия», — кормлении бездомных у Пригородного вокзала.

«Голодных мы кормили и до получения гранта, но не всегда хватало продуктов для приготовления пищи, — говорит руководитель этого направления Ольга Мищенко. — Общая сумма Президентского гранта, выданного нам до 30 апреля 2022 года, — чуть больше 5 млн рублей при условии софинансирования с нашей стороны на 2 млн рублей. Примерно половина грантовых средств пошла на со­оружение крытого павильона для кормления. Он только что возведен, и с переездом под крышу почва для раздающихся изредка жалоб жителей соседних многоэтажек, надеюсь, исчезнет. Кроме того, на деньги гранта закупили удобные современные столы и легкие табуреты, чтобы раздавать пищу быстрее и цивилизованнее».

Под эти слова Ольги Владимировны двое получивших свои порции бузотеров среднего возраста на пустом месте начинают выяснять отношения, быстро переходя от словесной перепалки к кулачным доводам. Пара крепких ребят из числа волонтеров их решительно успокаивает, и те недовольно удаляются. Среди полусотни приходящих за обедом бездомных нет-нет да попадается трое-четверо под хмельком или под воздействием различных веществ, а шума-гама от них как от целой толпы.

«Именно поэтому крытый павильон очень востребован: в нем поддерживать порядок ­легче, — продолжает Мищенко. — Что касается экономики процесса, запустить подобный проект под силу любой епархии: целиком один обед в нескольких больших термосах обходится примерно в 2,5 тысячи рублей».

«Кормят хорошо, и одежду качественную выдают, — делится бездомная Оксана Чагочкина. — Восемь лет назад освободилась, с тех пор скитаюсь по улицам, хотя курганская прописка по-прежнему присутствует. Сюда хожу не ежедневно: бывает, есть возможность поесть в другом месте, но здесь всегда вкусный горячий обед. Жалко только, что еще и обычные пенсионеры приходят, которым денег на еду не хватает, и бездомным порция не всегда достается. Ой, пока я с вами тут разговариваю, добавка закончится!»

Кормят бездомных в сквере шесть раз в неделю городские приходы Кургана поочередно. В областной столице 14 православных общин, так что дежурить волонтерам каждой из них выпадает дважды в месяц. Обычно в команде добровольцев 8-10 человек, они и доставляют прямиком в «Сквер милосердия» обед (первое и второе блюда плюс чай с десертом), приготовленный непосредственно на приходе.

Баллада о монастырском бутерброде

У святого источника Казанского Чимеевского мужского монастыря в среду малолюдно, а в воду и вовсе никто не окунается. Но вот у часовни тормозит машина с паломниками — парой средних лет. Представившийся Александром нефтяник-тюменец с супругой преодолевает 200 км от дома сюда ежегодно. «Увозим отсюда легкость и свободу — хватает как раз на целый год, до следующего визита», — объясняет он.

Село, по которому назван монастырь в честь Казанской иконы Божией Матери, впервые упоминается 340 лет назад — в год кончины Патриарха Никона. По преданию, основал его ссыльный Чимеев. Основное же событие, на долгие века заложившее траекторию развития этого населенного пункта, случилось в начале XVIII столетия. Против течения по реке Нияп, притоку Тобола, сюда приплыла икона Богородицы. Ее заметили деревенские мальчишки, и священник перенес святыню в Константино-­Еленинскую церковь. В 1770 году та сгорела, но сама явленная икона осталась невредимой. С тех пор верующие начинают прибегать к этому образу (иконографически являющемуся изводом Казанского) как к чудотворному и в ответ на многочисленные случаи заступничества и помощи Пресвятой Девы приносят в дар иконе драгоценные украшения.

В 1937 году после ареста священника богослужения тут прекратились на десятилетия. Во время войны внутри располагалось зернохранилище. Старожилы рассказали, как при переоборудовании здания представители советской власти принялись срывать иконы и забрасывать их в алтарь. Но когда дошли до чудотворного образа, не смогли сдвинуть его с места. Председатель сельсовета Гурьян Гладков зло выругался и, пригрозив «вытащить ее за косы», захотел сорвать икону ломом, но и у него ничего не вышло. Тогда он взял топор и со злостью замахнулся на икону, но был отброшен невидимой силой и упал на спину.

Монастырь на месте приходской церкви основан два десятка лет назад. Три года спустя определением Синодальной комиссии по канонизации святых икона Божией Матери Чимеевская была внесена в календарный месяцеслов для общецерковного почитания. А летом 2019 года в молодой обители случилось ЧП: Казанский соборный храм, к тому времени уже основательно обветшавший (деревянный сруб датировался 1890 годом), дотла сгорел из-за коротнувшей при замене кондиционера изношенной электропроводки. Погиб в огне и чудотворный образ.

«Через несколько месяцев после пожара его полностью, в том числе с мельчайшими соответствиями первозданной серебряной ризе, восстановили по кальке прописей, которые прежде иконописцы использовали для изготовления списков, — рассказывает наместник обители игумен Варнава (Ваулин). — С того момента наблюдались случаи мироточения воссозданного образа, записаны факты чудотворений». Образ сейчас хранится в монастырской церкви в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Монастырский же собор — теперь уже каменный, но во внутренних габаритах соответствующий погибшему храму — восстанавливает фонд «Чимеевская святыня».

Небольшой как по территории, так и по численности братии Чимеевский монастырь в Белозерском районе Курганской области теснейшим образом связан с населенным пунктом, в котором располагается. Обитель не проживет без рабочих рук селян, но и те давно покинули бы малую родину: не считая нескольких небольших учреждений (детского сада, почтового отделения и Дома культуры), Казанский монастырь — единственный для чимеевцев работодатель. На хоздворе монастыря — бывшей колхозной усадьбе — сегодня 70 голов крупного рогатого скота и 25 свиней. Еще недавно свиноматок насчитывалось больше, но из-за морозной зимы опороса по весне почти не было. В отдалении возвышаются новые коровники, столярный цех и овощехранилище. Молокоперерабатывающий цех на хоздворе тоже свой, здесь запущены производственные линии по изготовлению сливочного масла и сыра. С учетом сравнительно небольших объемов, с реализацией продукции проблем нет. Так, единственный на селе продовольственный магазин на улице Мира — и тот называется теперь «Монастырский хлеб» и делит здание с пекарней, где трудятся также вольнонаемные сотрудники обители. Продают здесь в основном мясо-молочную продукцию с хоздвора. Есть постоянные заказчики среди челябинских и тюменских приходов. Ну а кроме того, монастырь участвует в нескольких благотворительных программах, а также выставляет свою продукцию на православных ярмарках.

Открыта в монастыре и своя воскресная школа. Здесь помимо насельников также трудятся образованные местные жители — готовят ребят к участию в богослужениях, к концертам на церковные праздники, преподают клиросное пение.

***Игумен Варнава (Ваулин): «Ответственные трудники в сельской местности — настоящая элита общества»

Казанская Чимеевская мужская обитель — единственный монастырь в Курганской епархии. Обозреватель «Журнала Московской Патриархии» оказался здесь в день перенесения мощей святого благоверного князя Александра Невского. Помимо праздничных забот, у наместника монастыря было и множество будничных: совещание со строителями на площадке возводимого соборного храма, беседа с паломниками на святом источнике и неотложные сельскохозяйственные дела на хоздворе. И отвечал он на наши вопросы, параллельно решая повседневные и требующие его личного участия задачи.

— Ваше Высокопреподобие, сколько у вас насельников из числа монашествующих?

— Не считая меня, всего пятеро: два иеромонаха, монах, инок и послушник. Один иеромонах по благословению священноначалия находится в длительном отпуске на лечении и живет вне обители. Поэтому ощущается острая нехватка священников: в праздничный или в воскресный день совершаются две Божественные литургии, а еще ведь надо исповедовать братию и мирян, совершать требы, беседовать с паломниками, контролировать выполнение неотложных послушаний. Поэтому пока мы не можем обойтись без помощи белого духовенства. В общем, насельников катастрофически недостает. Что касается трудников, люди это совершенно разные, и численность их подвержена сезонным колебаниям. Есть и из года в год приходящие перезимовать граждане без определенного места жительства, и страдающие вне церковной ограды длительными запоями несчастные, и сознательно решившие посвятить себя Богу мужчины с неплохим образованием за плечами. Минимум двое из их числа хотели бы жить в монастыре послушниками. Но я как священнослужитель вижу, что для этого они еще не вполне созрели.

— За счет чего же тогда увеличить число братии?

— Единственное, что могу сказать, — ни в коем случае нельзя делать это искусственно. Вообще, когда в Церкви мы хотим из сырого продукта сделать что-то своими силами и по собственной воле, в лучшем случае эти попытки обречены на нулевой результат. Надо постепенно работать на повышение духовного уровня кандидатов, объяснять им, что помощь Божия приходит в процессе служения Господу, а это дело нелегкое и небыстрое. Вот вы справедливо интересуетесь, каким путем оптимальнее увеличить число насельников, чтобы сократить нагрузку на каждого из них. Но ведь этот вопрос не существует отвлеченно, его обязательно следует увязывать с кругом наших повседневных задач. Даже на беседы с прихожанами и с паломниками не поставишь неопытного монаха, потому что эта стезя без глубокого знания Предания и без глубинного его осмысления опасна в том числе для самого насельника. Если говорить о хозяйственных занятиях, для состоящего на них брата в первую очередь важно послушание (которое автоматически «выключает» злоупотреб­ления), а во вторую — профессиональные навыки. При этом какие страсти в человеке начнут действовать — заранее никому не известно, и потому все это длительный путь проб и ошибок.

Наш монастырь — единственная обитель в епархии, тем не менее готовых кандидатов на поступление к нам я пока не вижу. Из мира чаще всего приходят крайне поврежденные люди: у 99% из их числа, увы, присутствуют несовместимые с монашеским путем психические отклонения.

— Велик ли приход монастыря из числа селян?

— В Чимееве проживает около 450 человек, 30 из них посещают богослужения, но отнюдь не все регулярно. В основном храм наполняется паломниками в праздничные дни, основной поток гостей прибывает из Тюменской области на автомобилях. Из-за массовых ограничений несколько меньше стало туристических групп на автобусах. Но в этом есть и свои плюсы: свободнее молиться.

— Как вам кажется, какие духовные выводы следует сделать из пожара и гибели в огне чудо­творной иконы?

— Прежде всего считаю нужным заметить, что благодать Божия здесь по-прежнему ощущается, это место ее не потеряло. Я тут всего два года, по­этому о духовных выводах могу рассуждать с определенной осторожностью. Создается впечатление, что чимеевцы с какого-то момента в корне неверно стали относиться и к монастырю, и к главной его святыне. Чимеевский Казанский образ стал для них источником заработка, средством привлечения паломников из богатой Тюмени. А отсюда уже недалеко до олицетворения его с идолом. Такая трактовка, конечно, в корне противоречит азам нашей веры, да и Самой Божией Матери, вероятно, очень неприятно было все это наблюдать.

Господь уже многое нам объяснил и будет, конечно, растолковывать и в дальнейшем. Вот Казанский храм (вместе с колокольней) мы собирались за год восстановить, ан нет: пандемия вмешалась, теперь следующим летом только планируем завершить капитальные работы. Видимо, должно пройти определенное время, следует утихнуть острой боли и улечься пыли, образно говоря, поднявшейся после пожара, чтобы и отношение к святыням стало более здравым, и души у нас в лучшую сторону поменялись бы.

— У вас весьма обширные земельные угодья. Как вы с ними справляетесь?

— Да, для малого по российским меркам монастыря это не совсем типичная ситуация. Земля наша находится в чересполосном пользовании (какие-то участки оформлены во владение, что-то арендуем по нулевой ставке, некоторая площадь остается в государственной собственности), но за все эти земли мы отвечаем. Они огорожены, мы поддерживаем здесь порядок. Кроме того, монастырь владеет в селе несколькими домами, вне ограды у нас располагается паломническая гостиница. Конечно, рабочие руки в дефиците. Именно поэтому помимо вольнонаемных помощников к деятельности вне обители мы дозированно привлекаем и монастырскую братию.

Адекватных работоспособных людей в сельской местности сегодня все меньше, это поистине сливки общества, и за ними надо еще побегать, уговорить потрудиться. А ставить на ответственные должности непроверенных — не выход, пагубность такого решения я уже постиг на своем горьком опыте в других монастырях. Ну и главное: количественный рост работников вызовет необходимость качественного переоснащения хозяйства до уровня высокотехнологичной агрофирмы. Это долговременные инвестиции, а монастырь у нас небольшой, и сейчас он вынужден решать гораздо более насущные задачи. Неподготовленные же шаги рискованны, особенно в наших климатических условиях.

Материалы из Курганской епархии подготовил Дмитрий Анохин

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.