Кто в 20 веке возобновил паломничество к трирской святыне?

Одной из величайших святынь с первых веков христианства был и остаётся хитон Господень, тот самый, о котором бросали жребий воины, распинавшие Спасителя. В Евангелии от Иоанна о нём сказано: «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху» (Ин.19:23). На нём действительно нет ни единого шва. Хитон Господень был искусной работой Его Матери, Пресвятой Богородицы, которая с детских лет обучалась всякому женскому рукоделию.

Обретённый в 326-м году святой равноапостольной царицей Еленой хитон Спасителя был отправлен ею христианам немецкого города Трира – столицу Западной Римской империи. В этом городе он находится и по сей день и даже считается «символом Спасителя». Сейчас хитон Господень хранится в часовне трирского кафедрального собора святого Петра в трёх ковчегах: стеклянном, украшенном драгоценностями, серебряном и золотом, которые вставлены друг в друга. Увидеть святой хитон паломники сподоблялись крайне редко: буквально несколько раз в столетие, когда святыню вынимали из ковчега.

Часто пишут, что в ХХ веке паломничество к хитону Спасителя было возобновлено митрополитом Ленинградским Никодимом (Ротовым). Но далеко не всем известны необычные обстоятельства этого паломничества.

Об обстоятельствах приезда в Трир Владыки Никодима рассказал настоятель собора святого Петра, Вернер Россель. Когда в 1973-м году Владыка Никодим возвращался из Рима в Россию, ему нужно было сначала приехать в Милан, так как у него был билет на самолёт из Милана в Москву. Во всех поездках его «сопровождали» несколько человек из ЧК, не оставляя архиерея ни на минуту без внимания. Но на одной из станций по пути из Рима в Милан Владыка вышел из поезда и пересел на другой поезд, идущий в Трир, тем самым резко сменив маршрут и оторвавшись от своих «попутчиков».

Добравшись в Трир, митрополит Никодим сразу же направился в кафедральный собор города, где его встретили настоятель (Вернер Россель) и ещё один католический священник (Роник), известный своими трудами по исследованию Туринской Плащаницы. Они были глубоко удивлены приездом русского митрополита в Германию, да и вообще впервые в жизни тогда увидели русского архиерея, высокого, красивого и столь харизматичного. Митрополит Никодим владел немецким языком и попросил священнослужителей открыть ковчег, чтобы он мог приложиться к хитону Спасителя. Сначала последовал отказ, так как на открытие ковчега должно быть благословение (!) Папы Римского. Но потом, подумав, настоятель собора предложил Владыке задержаться у них на один день, так как искренне хотел помочь осуществиться его давней мечте.

На следующий день настоятель трирского собора вызвал экспертизу, высказав версию о том, что ковчег разгерметизировался и нужно проверить в порядке ли святыня. Вначале открыли ковчег, а потом и деревянный пенал, в котором в то время хранился хитон Господень. В этот момент в собор вошёл Владыка Никодим (как и планировалось) и попросил приложиться к святыне, раз уж он тут оказался по воле судьбы. На этот раз ему позволили. По воспоминаниям очевидцев, Владыка с силой выхватил хитон и отошёл в сторону для сугубой молитвы: он упал на колени, двумя руками держа святыню, и очень долго молился со слезами. Когда наконец он вернул хитон настоятелю собора, кто-то громко крикнул на весь храм по-русски: «Владыка!» Это, конечно же, были чекисты, всё это время искавшие исчезнувшего архиерея.

Сложно даже представить себе насколько волнительным и рискованным было паломничество великого митрополита к великой трирской святыне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.