День памяти священномученика Василия Смоленского

Братья и сестры, сегодня 12 июня, через житие священномученика Василия Смоленского, мы мысленно перенесемся в период Великой Отечественной войны и увидим, в какой сложной ситуации оказалось немногочисленное уцелевшее в Советском Союзе духовенство к 40-м годам, на оккупированной территории.

Священномученик Василий родился в 1869 году в селе Савельево Киясовской волости Серпуховского уезда Московской губернии в семье псаломщика Петра Михайловича и его супруги Евдокии Александровны Смоленских. Окончив в 1891 году Московскую духовную семинарию, Василий в том же году был рукоположен во священника ко храму Казанской иконы Божией Матери в селе Ламишино Звенигородского уезда Московской губернии. В 1918 году отец Василий был по ложному доносу арестован и заключен в звенигородскую тюрьму, откуда он был освобожден через семь дней, после того как дело было разобрано, и он, по признании его невиновным, вернулся служить в Казанский храм.

Однако очередное гонение на Русскую Православную Церковь не миновало его. В сентябре 1929 года местные комсомольцы, вызванные к следователю ОГПУ, дали показания против священника. 19 октября отец Василий был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. Особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило священника к трем годам ссылки в Северный край, и он был отправлен в город Онегу. Отбыв срок 14 августа 1933 года, отец Василий вернулся из ссылки домой, но местные власти приказали ему, как отбывавшему наказание, выехать из села, дабы поселиться за 101-м километром от Москвы, и он поселился в селе Холмец Шаховского района Московской области, где стал служить в Никольской церкви.

В мае 1941 года протоиерею Василию было приказано в административном порядке покинуть пределы Московской области, и он выехал в село Ново-Никольское Ярославской области. В Ново-Никольском отец Василий четыре месяца добивался от местных властей, чтобы ему разрешили служить, но разрешения ему не дали, и он уехал в деревню Кончеево Смоленской области. Здесь его застала война. Когда фронт приблизился вплотную к деревне и стала слышна близкая канонада артиллерийских орудий, он, уходя от немцев, вернулся в село Холмец, куда, впрочем, вскоре вошли передовые части немецкой армии, и отец Василий принял решение возобновить богослужение.

26 октября 1941 года в храме состоялась первая служба, а затем богослужения стали совершаться регулярно. При открытии храма немцы сфотографировали священника и сфотографировались вместе с ним, а переводчик пожертвовал священнику десять немецких марок.

В январе 1942 года немцы покинули Холмец и в него вошли части Красной армии. Протоиерей Василий продолжал служить в храме. Безбожные власти, несмотря на войну, не изменили своего отношения к христианству и, как только отодвигалась линия фронта, на освобожденной от оккупантов территории тут же возобновлялись гонения. От преследований не спасали ни тяжкие болезни, ни возраст – протоиерею Василию исполнилось в то время 73 года. 2 марта 1942 года он был арестован по обвинению в том, что возобновил при немцах богослужение, и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. Начались многодневные допросы.

– Ответьте, что вас заставило стать на путь предательства и пособничества немецким оккупантам? – спросил его следователь.

– На путь предательства и пособничества немцам я не вставал, – ответил священник.

– Вы утверждаете, что в село Холмец, откуда вы были выселены, приехали до занятия его немцами. На каком же основании вы снова вернулись в село?

– В село Холмец я из деревни Кончеево бежал от немцев.

– Бежали от немцев и прибежали к немцам?! Ответьте, как вас понимать?

– Когда я приехал в село Холмец, их там не было.

– О прибытии немцев в село Холмец вам было известно?

– Да, было известно.

– Почему же из села Холмец вы от немцев не побежали?

– В селе Холмец я остался со всеми верующими.

– То есть остались дожидаться немцев?

– Нет, немцев я не ждал, а остался служить.

– Где и кому служить?

– Являясь священнослужителем, в селе Холмец я остался служить в церкви верующим.

– Вы утверждаете, что в селе Холмец остались якобы с целью службы верующим, почему тогда сразу после своего приезда не открыли церковь?

– Я был больной, а затем колебался в возможности открытия церкви, а когда пришли немцы, я ее открыл без всяких препятствий…

– Сколько раз вы служили молебен о победе немецкой армии?

– Таких молебнов я не служил.

– А проповеди произносили?

– И проповедей о том, чтобы победа была на стороне немцев, я не произносил.

– Вы говорите неправду.

– Я показываю так, как было.

– Покажите о своей предательской деятельности.

– Предательской деятельностью я не занимался.

10 апреля следствие было закончено, и 15 апреля утверждено обвинительное заключение: протоиерей Василий обвинялся в том, «что, находясь на временно оккупированной территории немецкими захватчиками, вошел в тесную связь с немецким командованием, стал их активным пособником…»

Протоиерей Василий Смоленский скончался в больнице Таганской тюрьмы 12 июня 1942 года и был погребен в безвестной могиле. Несмотря на это, следствие по его делу продолжалось и 10 июля 1942 года было отправлено на рассмотрение Особого совещания при НКВД. 15 июля Особое совещание приговорило протоиерея Василия к расстрелу. Однако приговор над ним совершиться не мог, Господь уже призвал на Небеса Своего верного служителя.

Святый священномучениче Василие, моли Бога о нас!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.