Биография Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Общие данные:

Святейший Патриарх Кирилл (в миру Владимир Михайлович Гундяев) родился 20 ноября 1946 года в г. Ленинграде.

Отец — Гундяев Михаил Васильевич, священник, скончался в 1974 году.

Мать — Гундяева Раиса Владимировна, преподаватель немецкого языка в школе, в последние годы домохозяйка, скончалась в 1984 году.

Старший брат — протоиерей Николай Гундяев, профессор Санкт-Петербургской духовной академии, настоятель Спасо-Преображенского собора в г. Санкт-Петербурге.

Дед — иерей Василий Степанович Гундяев, узник Соловков, за церковную деятельность и борьбу с обновленчеством в 20-х, 30-х и 40-х годах подвергавшийся тюремным заключениям и ссылкам.

По окончании 8-го класса средней школы В. Гундяев поступил на работу в Ленинградскую комплексную геологическую экспедицию Северо-Западного Геологического Управления, где и проработал с 1962 по 1965 год в качестве техника-картографа, совмещая работу с обучением в средней школе.

После окончания средней школы в 1965 году поступил в Ленинградскую духовную семинарию, а затем в Ленинградскую духовную академию, которую закончил с отличием в 1970 году со степенью кандидата богословия.

3 апреля 1969 года митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым) был пострижен в монашество с наречением имени Кирилл. 7 апреля им же рукоположен во иеродиакона, 1 июня того же года — во иеромонаха.

С 1970 по 1971 гг. — преподаватель догматического богословия и помощник инспектора ЛДАиС; одновременно — личный секретарь митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима и классный наставник 1-го класса Семинарии.

12 сентября 1971 года возведен в сан архимандрита.

С 1971 по 1974 гг. — представитель Московского Патриархата при Всемирном Совете Церквей в Женеве.

С 26 декабря 1974 г. по 26 декабря 1984 г. — ректор ЛДАиС.

14 марта 1976 г. хиротонисан во епископа Выборгского. 2 сентября 1977 г. возведен в сан архиепископа.

С 26 декабря 1984 года — архиепископ Смоленский и Вяземский.

С 1986 года — управляющий приходами в Калининградской области.

С 1988 года — архиепископ Смоленский и Калининградский.

С 13 ноября 1989 г. по 2009 г. — председатель Отдела внешних церковных связей, постоянный член Священного Синода.

25 февраля 1991 г. возведен в сан митрополита.

С 6 декабря 2008 года — местоблюститель Патриаршего престола.

27 января 2009 года Поместным Собором Русской Православной Церкви избран Патриархом Московским и всея Руси.

1 февраля 2009 года состоялась интронизация Святейшего Патриарха Кирилла.

Род Гундяевых:

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл происходит из крестьян с. Оброчного Лукояновского уезда Нижегородской губернии (ныне Ичалковского района Мордовии). В метрических книгах 2-й половины XIX века из Троицкой церкви в Оброчном содержатся сведения о нескольких семьях Гундяевых, в том числе о семье Трофима Григорьевича Гундяева (у членов этой семьи в метрических книгах отмечена 2-я фамилия — «Добровидов тож»). Прадед Патриарха Степан Трофимович Гундяев, отставной солдат, женился на девице из крестьян Варваре Петровне; от этого брака 15 мая 1879 г. родился Василий Степанович Гундяев. В конце XIX — начале XX в. В.С. Гундяев обвенчался с крестьянской девицей Параскевой Ивановной (род. в 1884 г.). Семья была большая: 8 детей, двое из которых умерли в младенчестве. Впоследствии семья В.С. Гундяева взяла на воспитание оставшуюся сиротой крестьянскую девочку Анну из Оброчного. Гундяевы были прихожанами Троицкой церкви в Оброчном.

В.С. Гундяев овладел специальностью машиниста-механика и получил работу в железнодорожном депо г. Лукоянова. В Лукояновском депо Казанской железной дороги В.С. Гундяев был на хорошем счету — ему доверяли водить не только простые поезда, но и литерные составы, предназначенные для перевозки особо ценных грузов или высокопоставленных пассажиров. В Лукоянове Гундяевы стали прихожанами Покровского собора, настоятелем которого был протоиерей Василий Николаевич Цедринский. По всей вероятности, В.С. Гундяев уже тогда имел дружеские отношения с этим пастырем, поскольку прот. Василий крестил всех детей, рождавшихся в семействе Гундяевых. Семья была глубоко религиозной, жила очень скромно, в небольшом служебном доме при депо, несмотря на то что Василий Степанович получал приличное жалованье. Значительные средства он отсылал в качестве пожертвований на Афон: в ряде афонских монастырей сохранились синодики с записями о вечном поминовении семьи Гундяевых. В 1908 г. семья совершила поездку в Кронштадт, где их принял праведный Иоанн Кронштадтский.

Революционные события 1917 г. тяжело отразились на жизни Нижегородской епархии. 15 апреля 1917 г. Святейший Синод в новом составе сместил с Нижегородской кафедры архиепископа Иоакима (Левитского) за несогласие с разрушающими канонический порядок церковного управления действиями властей. Во временное управление епархией вступил викарный Балахнинский епископ сщмч. Лаврентий (Князев). 8 августе 1917 г. начал работу епархиальный съезд, на котором были выбраны делегаты от Нижегородской епархии на Поместный Собор Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Выдвигалась кандидатура В.С. Гундяева; в окончательный список делегации на Собор он не попал, как и др. крестьяне, чьи кандидатуры были выдвинуты на епархиальном съезде. В делегацию Нижегородской епархии от мирян вошли преподаватели духовных учебных заведений, имевшие богословское образование. В.С. Гундяев являлся членом исполнительной комиссии Нижегородского епархиального собрания, на котором 4 июля 1918 г. епархиальным архиереем был избран Тифлисский митрополит сщмч. Кирилл (Смирнов). По предложению Патриарха Московского и всея России свт. Тихона (Белавина) митрополит Кирилл отказался от Нижегородской кафедры в связи со сложным положением в закавказских епархиях. Управление Нижегородской епархией вновь перешло к епископу Лаврентию. Архиерей всеми силами пытался предотвратить разграбление храмов и монастырей. 2 августа 1918 г. от епархиального собрания он обратился к пастве с призывом защитить Церковь. Вскоре еп. Лаврентий и его ближайшие сподвижники были арестованы и в ночь на 7 ноября расстреляны.

21 октября 1918 г. временное управление Нижегородской епархией было поручено архиепископу Евдокиму (Мещерскому); 18 ноября он был официально назначен правящим архиереем и сразу обратился к председателю Нижегородского губисполкома с предложением о сотрудничестве. Идя навстречу пожеланиям властей, архиепископ Евдоким согласился на закрытие всех монастырей вне Н. Новгорода (обители были преобразованы в сельхозартели).

Организованный архиереем епархиальный совет в декабре 1919 г. принял резолюцию «О подчинении Советской власти не за страх, а за совесть». Действия правящего архиерея вызвали резкий протест паствы, настроенной защищать и поддерживать храмы и монастыри. Когда летом 1919 г. у лукояновского Свято-Тихоновского монастыря были реквизированы сельскохозяйственные угодья и обитель осталась без средств к существованию, В.С. Гундяев выступил на районном собрании железнодорожников с предложением организовать сбор средств в поддержку монастыря; с тем же предложением он выступил и на собрании причта монастырского храма 31 августе 1919 г. В.С. Гундяев стал инициатором создания прихода при монастырском храме, чтобы сохранить его от разграбления, он же возглавил приходское собрание монастырского храма.

1 апреля 1920 г. на Лукояновское викариатство Нижегородской епархии был назначен епископ Поликарп (Тихонравов), который сразу же сблизился с Василием Гундяевым и сделал его своим доверенным лицом. В июне 1920 г.

Юность. Учеба в семинарии:

Преследование священнослужителей в послевоенные годы часто принимало формы экономического давления: на священника накладывались чрезмерные налоговые обязательства, неисполнение которых грозило арестом и лишением права на служение. Не избежала такого давления и семья протоиерея Михаила Гундяева, вынужденная для выплаты наложенного на главу семьи налогового бремени занять деньги у друзей и знакомых; на долгие годы семья оказалась раздавлена этим долговым бременем. (Долги окончательно смог вернуть только будущий Патриарх спустя много лет.) Поэтому после 8-го класса Владимир, не желая материально обременять родителей, ушел из дома и поступил на работу в Ленинградскую комплексную геологическую экспедицию Северо-Западного геологического управления, трудился там в 1962-1965 гг., одновременно обучаясь в вечерней школе, где отдавал предпочтение точным наукам, преимущественно физике и химии.

Эпоха 60-х гг. XX в. была временем всеобщего интереса к точным наукам, когда профессия ученого обладала огромной притягательностью и авторитетом. Владимир планировал по окончании школы поступить на физический факультет Ленинградского университета и, уже получив высшее светское образование, посвятить себя священнослужению. Однако старший брат Николай, к тому времени учившийся в Ленинградской духовной семинарии, организовал его встречу с Ленинградским митрополитом Никодимом (Ротовым). Эта встреча стала определяющей в судьбе будущего Патриарха. Святейший Патриарх впоследствии вспоминал об этом так: «Выслушав меня, он сказал: “Знаешь, Володя, ученых в нашей стране очень много, если их поставить друг за другом, то цепочка дотянется до Москвы, а вот священников мало. Кроме того, неизвестно, удастся ли нам принять тебя в семинарию после института. Так что поступай-ка ты сразу в семинарию”».

Выбор был сделан, и в 1965 г. 18-летний Владимир Гундяев поступил в Ленинградскую духовную семинарию, ректором которой являлся профессор протоиерей Михаил Сперанский, ученик Н.Н. Глубоковского. В начале 60-х гг. Ленинградские духовные школы находились на грани закрытия, власти усиливали давление на Церковь, требуя сократить количество духовных учебных заведений, ограничить число учащихся, вмешивались в набор студентов, не допуская к поступлению лиц с высшим светским образованием, из интеллигентных семей, развитых и подготовленных. Одной из первых пострадала Ленинградская духовная семинария. Патриарх вспоминал:

«Семинарию и академию готовили к закрытию. Осуществлялся довольно жесткий отбор студентов. Делалось это при активном вмешательстве властей. И начиная с 1960 г. в семинарию брали очень мало слушателей. Причем принимали людей очень низкого интеллектуального уровня, и чаще всего душевнобольных. А те, кто уже учился в академии и заканчивал ее, это были молодые, здоровые, симпатичные, достаточно развитые люди. И эта граница воспринималась мною видимым образом. Входишь, бывало, на трапезу, за столами “гудят” полные академические курсы: четвертый, третий, второй. Первый — уже поменьше. А за семинарскими столами — мрак и уныние».
В этих условиях академия и семинария сумели сохранить высокий интеллектуальный уровень профессорско-преподавательской корпорации.

В начале 1966 г. митрополит Никодим назначил Владимира личным секретарем. Уже сформировав мнение о выдающихся способностях студента Гундяева, митрополит поставил условие — ускоренное овладение знаниями: Владимир за один год должен был пройти материал и сдать экзамены за 2 курса. С этого времени началось церковное служение В. Гундяева, насыщенное непрестанным трудом и постоянно возрастающим перечнем обязанностей. Примером для него был 36-летний митрополит Никодим, который наряду с руководством одной из крупнейших русских епархий одновременно возглавлял Отдел внешних церковных сношений Русской Церкви — ОВЦС, фактически ставший в эти годы центром принятия решений по внутренней и внешней политике Церкви. Именно митрополит Никодим сумел доказать властям, что активное участие Церкви в международной миротворческой деятельности в условиях «холодной войны» и идеологического противостояния СССР и стран Запада требует и изменений во внутренней государственной политике в отношении Церкви, смягчения политики руководства страны в отношении всемирно известных церковных центров (прежде всего монастырей). Митрополит Никодим настаивал на том, что власть не должна препятствовать формированию нового поколения епископов, богословски образованных и энергичных, способных достойно представлять Церковь на международном уровне.

По свидетельству митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова) о деятельности ОВЦС в середине 60-х гг. XX в., «государство тогда пошло на активное использование Церкви в своей внешней политике. Митрополит Никодим, исходя из своих глубоких патриотических убеждений, был активно в это вовлечен. И в то же время он убедительно ставил вопрос перед властями, что для участия в миротворческом служении нужны молодые, образованные священнослужители.